Венская Опера или все-таки Мариинский?

Какой же турист не стремится попасть в Венскую оперу?

Одни престижа и статуса ради. Такие покупают заранее билеты в партер или в Императорскую ложу.

Туристы эконом-класса — на сайте за приемлемые деньги, но с ограниченной видимостью. А совсем уж нищие, но не менее страждущие и желающие, идут в день спектакля в специальную кассу, где продают за 2 часа до начала входные билеты по бюджетным ценам — 4 евро партер, 3 — балкон и галерка.

Отстояв очередь и получив в руки заветный билет (1 лицо — 1 билет, все строго!), понимаешь, что до заветной цели осталось преодолеть еще пару-тройку каких-то препятствий. По специальному боковому проходу такие люди с билетами — standingplace (по-русски звучит не слишком благозвучно – стоячие места) – запускаются в театр, дабы встать в следующую очередь на лестнице. Добрый старичок в костюме и с бейджем служителя объясняет, что нужно еще минут 15 всех подождать и собраться. Затем все поднимаются на балкон и на счет: «Раз, два, три. Ахтунг! Ахтунг!», мчатся занимать себе места у перил.

Зрительный зал

Зрительный зал

Стоит сказать, что в зале 500 входных мест по таким билетам. Дальше все просто. Завязываешь шарфик на перила, служащие строго смотрят, чтобы рядом было только два человека, и можешь идти гулять до начала. Возвращаешься и… о чудо! Твой шарф на месте, никто не взял, не перевесил. Становись и наслаждайся действом.

Перед началом спектакля можно понаблюдать за публикой. Приходят дамы в вечерних нарядах, мужчины при галстуках и пиджаках. Хотя строгого дресс-кода нет, и многие просто в будничной уличной одежде. Все демократично. Но и те, и другие сразу начинают фотографироваться на парадной лестнице, вставая в самые замысловатые позы. Самые продвинутые, конечно, китайские туристы. У них не только современные гаджеты, но и селфи-стики в руках. Смотреть одно удовольствие. Зрелищно и интересно! Да и сама отделка – плафоны, мозаика, скульптуры – заслуживают внимания.

Наконец-то гаснет свет, стихает шум. На красивом немецком языке диктор делает объявление, напоминая правила поведения во время спектакля. Затем повторяет все на английском и…китайском. Тут же слышится ропот и возмущение русской публики, почему же на нашем языке не сказали. За Державу обидно!

В тот памятный вечер октября давали «Саломею» Рихарда Штрауса. Опера одноактная, что уже вдохновляло, предстояло постоять всего лишь 2 часа. В основе произведение Оскара Уайльда, так что сюжет понятен. Почему-то сразу возникает ассоциация с изданием – маленькая тоненькая книжечка с иллюстрациями Обри Бердслея.

Что ж, слушать в исполнении на немецком было достаточно непросто. Во-первых, звук оркестра был так громок, что заглушал певцов на сцене. Сама рассадка музыкантов сначала удивила. Не каждый раз увидишь духовиков за первыми скрипками (потом прочла, что это немецкая рассадка оркестра). Во-вторых, сам язык, который в речи благозвучен и вполне музыкален, резал слух своей резкостью. Иродиада, немецкая бургерша с весьма пышными формами, постоянно срывалась на истерический крик, что вызывало бурную реакцию зала. В-третьих, захотелось домой в Мариинский театр, послушать хорошее и качественное исполнение.

Одно могу сказать в заключение. Оперу посетили. Программу выполнили. Зачет.

Прочитали рассказ? Теперь можно и поиграть. Спорим, не выйграете!


Поделитесь своим мнением

Войти
Новые комментарии
© 2018